Директор совхоза имени Ленина Павел Грудинин: Надо думать о людях, а не выпендриваться. Павел Грудинин - сторонник КПРФ, разделяет социалистические принципы, да и сам совхоз имени Ленина называют островком социализма

Директор совхоза имени Ленина Павел Грудинин: Надо думать о людях, а не выпендриваться. Павел Грудинин - сторонник КПРФ, разделяет социалистические принципы, да и сам совхоз имени Ленина называют островком социализма

 

 

 

 

Директор совхоза имени Ленина Павел Грудинин: "Надо думать о людях, а не выпендриваться" Директор подмосковного совхоза имени Ленина Павел Грудинин – частый гость на телевидении, о нем пишут газеты, к нему приезжают политики самого высокого ранга. Особенно, когда нужно показать, что не все так плохо в нашей стране, - вот, пожалуйста, яркий пример экономически успешного предприятия. Дополнительно к статье:

 

Фотогалерея

 

Материалы по теме По материалам me-forum.ru   https://kprf.ru/party-live/opinion/167730.html

Павел Грудинин - сторонник КПРФ, разделяет социалистические принципы, да и сам совхоз имени Ленина называют "островком социализма". Здесь выращивают впечатляющих размеров землянику и другие ягоды, а также фрукты и овощи. И всю полученную прибыль вкладывают в модернизацию производства и социальную сферу. Работники получают среднюю зарплату в 78 тысяч рублей, прибавку к пенсии и рассрочку на жилье. Их дети ходят в садики-замки и ультрасовременную школу, которые построены на средства предприятия.

О том, как возможно в современном мире капитала жить при социализме и процветать, мы спросили самого Павла Грудинина, когда вместе с депутатом Заксобрания Карелии от КПРФ Евгением Ульяновым в рамках его рабочей поездки побывали в совхозе имени Ленина.

Для коммуниста Ульянова, отстаивающего социалистические принципы в управлении, ничего удивительного в работе совхоза не было – ранее депутат не раз заявлял, что советский опыт необходимо использовать на уровне руководства предприятиями в Карелии и управления регионом. А вот нам все оказалось в новинку. Отсюда и вопросы, которые мы задали Грудинину, и самый главный: в чем секрет такого успеха?

"В чем секрет? Он очень прост. Можно загонять деньги в оффшоры, можно строить себе дворцы, покупать яхты, бриллианты и золотые унитазы, как это делают олигархи и коррумпированные чиновники. А можно справедливо распределять между всеми, как это было в советские времена. На самом деле даже в нашем капиталистическом мире и в наших реалиях это возможно. Просто нужно думать не только о себе, но и о людях, и руководствоваться главным принципом: "Не врать и не воровать!", – говорит Павел Грудинин.

"Сельское хозяйство просто задушили" 

-  Павел Николаевич, как вам удается держаться на плаву и безбедно существовать с вашим не очень-то первостепенным продуктом - земляникой? Сельское хозяйство – это же не нефтегазовая и не энергетическая отрасль. А у вас – чудеса на каждом шагу… У нас в Карелии сельского хозяйства как такового нет. Уже ставится вопрос: зачем нам профильное министерство, если все убито?

- У меня вчера здесь проходило выездное заседание комитета Госдумы по аграрным вопросам. Приехали 20 депутатов, я им показал нашу новую роботизированную ферму, плантации, социальные объекты. Потом у них было расширенное заседание, в котором я участвовал. И был задан вопрос: что же нужно поправить, чтобы сельское хозяйство развивалось? Так вот, я считаю, что все нужно поправить.

Есть очень простой и доходчивый рецепт: не воровать и не врать. Больше количество совхозов в Подмосковье перестало существовать, потому что их захватили олигархи, а потом предприятия закрыли, людей выгнали на улицу, а землю продали. А можно сделать, как мы. Мы все деньги вложили в производство и социальную сферу. То есть не унесли за границу, не потратили на себя любимых, а сделали для всех - стали строить дома, детские сады, школы и т.д. Мы производим урожай европейского уровня. Купили новые английские технологии, вложили деньги в плодородие почвы и получаем картошки 400 центнеров с гектара, капусты – больше 1000 центнеров. Земляникой торгуем напрямую. Если бы мы продавали ее перекупщику, то по 120-150 рублей за килограмм. А мы получаем 300-330 рублей. Естественно, все деньги остаются у нас.

Как мы ими распорядились? Дали людям – средняя зарплата у нас 78 тысяч рублей. Можно, конечно, отдать деньги акционерам, но мы приняли решение, что дивидендов не выплачиваем, а всем поднимаем зарплату. Высокая заработная плата, квартиры в рассрочку, без процентов, – в результате люди не бегут.

Во всем мире сельское хозяйство финансируется из двух источников: за счет покупателей продуктов и за счет государства, которое поддерживает сельское хозяйство в разных вариантах. В Европе, например, предусмотрены доплаты от 300 до 900 евро на гектар – чтобы на этих гектарах пахали, косили, убирали. Американцы делают по-другому. Они высчитывают справедливую цену и, если цена падает ниже себестоимости, то доплачивают или стимулируют потребление путем выдачи бесплатных талонов на еду. То есть у фермера всегда есть сбыт. А фермеру больше ничего и не надо. В Америке раз в пять лет принимается закон о сельхозпроизводстве. Он состоит из 800 страниц и отдает все преференции фермерам, которые в США стали одним из самых богатых слоев населения.

А у нас при средней зарплате примерно в 20 тысяч рублей сельхозпроизводители фактически стали нищими. В госпрограмме, принятой правительством, написано, что зарплата работника сельского хозяйства должна составлять 55 процентов от зарплаты в городе. Представляете, что это такое?! Как в село можно загнать молодого специалиста, которому государство сказало: у тебя будет зарплата вполовину меньше, чем в городе!? Государство само сделало так, что в сфере сельского хозяйства жить невыгодно.

Много говорят о софинансировании сельского хозяйства со стороны государства и субъекта. Но что такое софинансирование? Если деньги из области не пришли, то получить их из федерации фермеру невозможно. Нищие бюджеты субъектов федерации не могут финансировать сельское хозяйство. В результате софинансирование практически недоступно, и федеральные деньги многие области не получают. Губернатору, в первую очередь, надо обеспечить врачей, учителей, а сельское хозяйство на 10 или 20 месте.

- То есть сельское хозяйство финансируется по остаточному принципу?

- Конечно. Его задушили. Поддержка банками, выдача кредитов не является поддержкой. В одном ряду стоят крупные агрохолдинги и средние и мелкие производители. Кто получает львиную долю господдержки? Разумеется, крупные агрохолдинги, которым легче нанять юристов, собрать документы, уговорить чиновников (мы ведь знаем о взятках и откатах).

Один чиновник на днях рассказывал, что программу развития села уменьшили практически в два раза, а к 2020 году она уменьшится на 65 процентов. О планах чиновники рассказывают громко, но не финансируют их, финансирование все время идет вниз. Что такое 7 миллиардов рублей в год на программу развития села? При том, что только у полковника Захарченко нашли 8 миллиардов в сейфе… Другой пример - стадион "Зенит-Арена" стоит почти 50 миллиардов. В сельских территориях живет 40 миллионов человек. А на них – 7 миллиардов. Если разделить, то получится по 175 рублей на человека, смешные деньги. Видимо, у власти что-то с головой случилось.

Коммунисты не просто так говорят, что нужно минимум 10 процентов от бюджета государства направлять на сельское хозяйство. Туда, где нет дорог, "оптимизируется" медицина и образование, люди не поедут. Вот и получается – опустошение территорий. Потому что жить в деревне невозможно.

"Бизнесмен сегодня всегда неправ"

- Вы сказали, что главное – не врать и не воровать. Можно ли вашу модель использовать для управления регионом, страной?

- Конечно, можно. Губернаторы должны собраться вместе и сказать: давайте поступим, как, например, в Германии. То есть (и об этом говорил еще Евгений Примаков) 50 процентов всех без исключения налогов оставлять территориям. Сейчас самые собираемые налоги работают на федерацию, несобираемые идут в регион. Как только регион начинает немного зарабатывать, у нее забирают и это – как у Татарстана.

Пока не поменяется бюджетное и налоговое федеральное законодательство, мы будем иметь нищие территории. Правительство будет выдавать деньги по случаю: у тебя праздник, 100-летие республики? – дадим тебе немного денег. У нас постоянные неформальные отношения между бизнесом и властью, между гражданином и властью. Это ненормально.

Сейчас все говорят о структурных реформах, но они не происходят. Сегодня бизнесмен всегда не прав – такое количество налогов, административных процедур, что не ошибиться невозможно. Вот ввели весовой контроль. Едет, допустим, через весы молоковоз. Молоко в нем, естественно, болтается. Соответственно, меняется нагрузка на ось, и вес на весах может меняться. А за перевес штраф немаленький – 500 тысяч. И выходит, что на молоке фермер заработает 100 тысяч, а штраф заплатит в пять раз больше.

Во всех странах мира солярка для тракторов дешевле, чем для автомобилей. Потому что в цене на топливо заложен налог на дороги. А трактора по дорогам не ездят. И во всем мире понимают, что дорожный налог они платить не должны. А у нас цена одинаковая!

Или возьмем навоз. Это вещество пятого класса опасности. Если его не переработать, придется заплатить штраф от 200 тысяч до 1,3 миллиона рублей. Но денег на оборудование для переработки навоза нет. Поэтому все нарушают закон. И платят штраф. Государство думало, когда писало такой закон? Если вы приедете в Европу, вам такие биогазовые установки оплатит государство. Вы будете вырабатывать электричество, сдавать его в сеть по 30 евроцентов, а обратно из сети получать по 18. Таким образом, с помощью переработки фермеры получают бесплатное электричество и дополнительную прибыль. А у нас подход такой: не знаем, как вы будете выкручиваться, идите в банк за кредитом под 15 процентов, но навоз утилизируйте. Иначе будем штрафовать. Я вам таких примеров привести могу… Будем целый день сидеть.

Везде нужен "дядя Федя"

- Как из этого замкнутого круга выбраться?

- Во-первых, нужно брать власть в свои руки (легитимным способом, я не про революцию говорю). Во-вторых, переделывать систему. Даже в этих условиях такие республики, как Татарстан, Башкирия, Белгородская область, выкручиваются. Но они богаты, у них есть ресурсы – у кого нефть, у кого сельское хозяйство.

- А в Карелии ничего нет. Раньше был лес и сельское хозяйство, регион сам себя обеспечивал, а теперь почти ничего.

- Это не только в Карелии. Получился исход – люди уезжают в крупные города, потому что в деревне жить невозможно. Сколько бы человек ни заработал, если рядом нет поликлиники, школы, детского сада, то он уедет. Есть понятие антикризисного управления. Почему я говорю, что не завидую руководителям регионов? Либо они должны ходить кланяться федеральной власти (а это сложно сделать, если у тебя есть собственное мнение) или же выкручиваться, формировать "точки роста". На них навалили всевозможные обязательства и отобрали все ресурсы. У вас был отличный пример "выкручивающегося" руководителя – директор Кондопожского комбината Федермессер, у нас с ним очень похожие подходы.

- Жители Кондопоги до сих пор вспоминают "дядю Федю" добрым словом…

- "Дядя Федя" построил систему, которой люди были довольны. Ему это стоило денег, но он мог себе позволить, поскольку хорошо зарабатывал. Почему при нем город развивался, а сейчас не может? Потому что деньги стали "уводить". У нас очень сильна роль личности в истории, все зависит от человека. Я здесь такой же "дядя Федя". У меня неплохая зарплата, но я могу получать в 50 раз больше. Но тогда бы не было ничего того, что вы здесь увидели. Что такое – потратить полтора миллиарда на одну школу и полмиллиарда на детский сад? Сказали бы: дурак ты, вместо этого твои дети и внуки были бы обеспечены на всю жизнь! Так ведь делают олигархи.

- Но кто-то может сказать, что строить детские сады-замки – это излишество.

- Это очень интересная вещь. Кто-то говорит, что надо строить дешево. Может быть, школы и нужно строить по единому проекту, но детские сады – нельзя. Ты формируешь ребенка, он должен жить в сказке. И мы исходили из этого. У меня идея зрела давно. Вот смотришь – у каждого из членов кооператива "Озеро", крупных чиновников и олигархов - свой Версаль. Зачем ему три тысячи квадратных метров и тридцать комнат? У меня есть один знакомый, который ищет жену в доме по телефону… Если ты постоянно работаешь, зачем? Вот тебе спальня, кухня, туалет, гостиная, чтобы принять людей. Зачем тебе огромная яхта, если ты постоянно работаешь, ведь на яхте работать неудобно? Зачем тебе золотой унитаз, если ты нормально сходишь в керамический? Я думаю, это от отсутствия культуры. Во власть пришло жлобство.

Мы потратили на школу полтора миллиарда, но при этом сделали все, что хотят учителя. В Московской области другие крупные бизнесмены тоже вкладываются в образование, строят школы, на которые тратят больше денег. Но у них получается не так, другая концепция. У них концепция брать с каждого ребенка по 100 тысяч рублей в месяц, а у нас все бесплатно. Герман Греф (глава Сбербанка, который строит школу на собственные средства – при. авт.) приезжал сюда, смотрел школу, потом сказал, что чуть не уволил всех своих строителей…

Когда ты сам ходишь, контролируешь, конечно, лучше получается. У нас школа площадью 18 300 квадратных метров, а у Грефа 24 тысячи. Он тоже 1 сентября должен сдаваться, и мы не знаем, что получится. Он был поражен, увидев то, что здесь антитравматическое покрытие лестниц, звукоизоляционное оборудование, нетрадиционные инженерные решения, - и многое стал переделывать у себя. Не секрет, что бизнесмены на школах экономят, а суммы на квадратный метр получаются, как у нас, и даже больше. Как им объяснить, что не надо экономить на других ради себя, ведь с собой на тот свет ничего не заберешь?

Нужно все анализировать, пытаться понять, насколько все плохо или хорошо. Если ты начальник и у тебя есть деньги – ты можешь не встречаться с населением. Но если денег нет – нужно ходить в люди, объяснять свою позицию. Это как в семье: один хочет смотреть футбол по телевизору, другой в мяч играть, и у вас выбор – либо телевизор покупать, либо мяч. Денег - только на одну вещь, и кто-то все равно будет недоволен. Так же и тут: если вы выделите скудный пирог между учителями, медиками, пенсионерами, кто-то будет недоволен. Поэтому вы должны сделать так, чтобы все собрались и сами принимали решения.

"Если ты отгородился забором – твоему предприятию хана"

- Вы признаете, что тот метод, который вы используете сегодня для своей экономики, по сути, советский? Это плановое хозяйство?

- Метод советский. Мы все планируем, но в нашей стране это сложно. Ты же не знаешь, что через полгода ведут какой-нибудь "Платон" или какой-нибудь сбор на торговлю. Ты не можешь никаким образом подсчитать себестоимость, потому что раз – и вылетела цена на евро, а все составные себестоимости у нас, к сожалению, импортные, цены на них взлетели в два раза. Не можешь подсчитать себестоимость – не знаешь конечных цен на продукцию.

Почему у нас социализм и наше хозяйство называют народным предприятием? Потому что все заработанные деньги мы тратим на повышение благосостояния рабочих, на модернизацию производства и на социальные программы. Акционеры решили, что дивидендов не получают, и все деньги распределяются между работниками. Ты построил детский сад, школу, парк – и туда пошли не только твои дети, но и дети работников, все на одинаковых условиях. Если ты живешь в том же доме, в котором живут твои работники, ты точно так же думаешь о ЖКХ, о коммунальных платежах, об уборке территории. Это и есть социалистические принципы.

А если ты отгородился забором или купил дом в Испании и командуешь оттуда – то все, твоему предприятию хана. Потому что антагонизм между руководителями и простыми работниками нарастает. Надо думать, о людях прежде всего, а не выпендриваться.

Вот вы спрашиваете, можно ли при таком капитализме, как у нас, выжить? Да, можно. Но ты должен фактически стать независимым: не брать кредитов, никому не быть должным, проводить такую социальную политику, чтобы тебя любили и ценили рабочие, и быть все время с ними.

Подготовил Максим Иванов




Дагестан Ингушетия КБР КЧР Осетия Ставрополь Чечня Адыгея Астрахань Волгоград Краснодар Калмыкия Ростов

Другие новости

Другие новости

Обьявления