Ферма отдыха, спорта и мёда

Ферма отдыха, спорта и мёда

Известный краснодарский альпинист Олег Афанасьев создал под станицей Убинской ферму, на которой можно одновременно отдыхать, проводить спортивные тренировки и заниматься сельским хозяйством.

О существовании в нашем районе спортивной агрофермы «Альпинистский мёд» я узнал случайно. Наткнулся на её страницу в соцсети и заинтересовался. Даже стало немного обидно, что раньше не разглядел такой, как затем оказалось, уникальный проект практически у себя под носом. Агроферму основал краснодарец Олег Афанасьев. Предложил ему встретиться и рассказать о своём детище. «Я согласен, - написал он в ответ на моё предложение, - но сейчас я в Непале, на восьмой горе мира Манаслу. Когда прилечу в Россию, тогда и выйду на связь». Спустя месяц раздался телефонный звонок: «Это Афанасьев, жду в гости»…

Первые впечатления

Дорога на Убинскую. За несколько сотен метров до станицы на обочине большой плакат «Альпинистский мёд» со стрелкой налево. Поворачиваю. Переезжаю речку и двигаюсь ещё с полтора километра вглубь. Вроде бы объездил и исходил всё вокруг, но здесь впервые и не перестаю удивляться красивым видам. Через десять минут упираюсь в большие деревянные ворота с вывеской, указывающей на конечную цель моей поездки. Рядом домик с верандой. Из него навстречу выходит невысокий мужчина и приветственно протягивает руку:

- Я - Олег. Приятно познакомиться. Там мой плакат у дороги ещё стоит?

- Да. А что?

- Это второй. Первый и недели не простоял - украли. Этот же больше месяца держится (Олег улыбается)… Пойдёмте пить чай с мёдом.

Границу основной территории агрофермы предваряет деревянная конструкция-горка длиною 20 метров с двумя входами. Пространство между ними заполнено распиленными чурками от деревьев. Над одним входом висит большой бронзовый колокольчик из горного буддистского храма, над другим - каменная круглая табличка с эмблемой и выбитыми на ней названием фермы «Альпинистский мёд» по-русски и непальским приветствием «Намастэ» на латинице. Оба сувенира Афанасьев привёз из недавней поездки.

Сразу за горкой аккуратные клубничные грядки и загон с вьетнамским поросёнком. Грядки сильно отличаются от традиционного представления о них. Это невысокие прямоугольные короба, сбитые из деревянного бруса. Пространство внутри засыпано землёй и биогумусом, сверху - укрывной материал. В коробах в два ряда посажена клубника, и не абы какая.

- Практически все сорта заказывали за границей, потому что местные уступают в урожайности, устойчивости к болезням и по вкусовым качествам. Например, есть немецкий сорт «Мице Шиндлер», несколько кустиков которого мне привезли из Калининграда. Это гибрид клубники и малины, поэтому его ягоды выглядят как клубника, но на вкус - чистая малина.

Клубничная плантация насчитывает сегодня более тысячи кустов, но, по словам фермера, в дальнейшем её будут ещё увеличивать.

Олег подходит к загону, треплет поросёнка по загривку: «Хочешь гулять?», и открывает калитку.

- Не убежит?

- Нет, он дальше территории фермы не ходит. Зато собаку нам заменяет: если чужие приезжают, бывает, из машины не даёт выйти. Орёт, пытается за ногу укусить…

Видимо, я пришёлся животному по душе: чёрный мохнатый хряк высотой в холке не больше 40 сантиметров выбежал за оградку и, не обращая на меня абсолютно никакого внимания, тут же принялся своим пятаком рыть землю. Борька (хотя Олег обычно зовёт его просто Свином) - вьетнамской породы свиней. Совсем маленьким поросёнком его нашли весной в лесу около Убинской и забрали к себе. Он стал талисманом и живым экспонатом фермы, а когда подрос, у Афанасьева появились на «вьетнамца» и другие планы.

- У этой породы несколько преимуществ перед другими. Быстро растёт - в семь-восемь месяцев уже становится половозрелой. Даёт три приплода в год. Не подвержена основным свиным болезням, в том числе африканской чуме. Эти свиньи размерами гораздо меньше остальных, поэтому не требуют большого ухода. Плюс их порода считается беконной, соответственно, деликатесной. Сейчас я хочу построить ещё один загон и купить Борьке пару подружек на развод. Не для мяса - будем поросят продавать.

Через большую поляну идём к деревянной беседке у склона холма. На подходе замечаю тросы, натянутые между двумя большими деревьями, и непонятные мне приспособления. «Это для альпинистских тренировок и тимбилдинга», - отвечает хозяин на мой вопрос. В беседке на столе дымящийся медный самовар, варенье и мёд с орехами. «Всё из наших продуктов, - с гордостью говорит Афанасьев, - чай тоже с местными травами».

Как Афанасьев станичником стал

Олег родом с Донбасса, из небольшого греческого села Ялта. Что такое труд на земле, знает с детства, но после отъезда из родительского дома как отрубило - ни в сельскую местность, ни тем более к занятию огородом не тянуло от слова «вообще». А потом…

- Ближе к своим сорока годам я устал от жизни в городе. От городской суеты, пробок, толпы… Стал задумываться над тем, какие продукты мы покупаем в магазинах и едим. Хорошо, если они просто не приносят организму пользы. По сути же - вредят. Все, кто когда-либо что-то вырастил своими руками, яблоко или помидор, знают, что их реальная себестоимость дороже магазинной цены. Какие химикаты используют сельхозпроизводители, чтобы выращивать большие и дешёвые урожаи, представить страшно. И мы это употребляем в пищу, редко задумываясь о последствиях для себя.

В итоге Афанасьев с женой решили перебраться за город. Несколько лет назад купили на окраине станицы Новодмитриевской земельный участок в 20 соток, построили дом и стали настоящими станичниками. С той поры на столе только свои овощи-фрукты и даже рыба из небольшого пруда, выкопанного в своём огороде.

Вместо альпинистской базы - агроферма

Четверть века Олег возглавляет Краснодарский клуб альпинистов «Стремление». Самим же альпинизмом Афанасьев болен почти 30 лет, с той поры, как в 15-летнем возрасте поступил в Армавирский юридический техникум и записался в секцию туризма. За его плечами десятки восхождений на высочайшие вершины Европы и Азии, в том числе легендарный Эверест.

- «Стремление» - это общественная организация. Мы сами зарабатываем на своё существование. В основном тем, что обучаем детей и взрослых скалолазанию и альпинизму. Но у нас даже помещения своего нет, - сетует Олег. - Снимаем, но арендная плата имеет свойство часто расти. Мы же не можем себе позволить в таком же темпе поднимать стоимость клубных абонементов, иначе люди к нам перестанут идти. Поэтому клуб последние пару лет, можно сказать, сводит концы с концами.

Город есть город, полноценно готовиться к горным походам всё равно не получается. В горах главное - выносливость, ведь к вершине обычно идёшь с поклажей по 16-18 часов в день. Лучше всего для отработки навыков подходят кроссы по пересечённой местности с перепадами высот. А где в Краснодаре такую местность найдёшь? Через знакомых договаривались с владельцами туристических баз в предгорьях, чтобы жить у них и тренироваться. Но владельцы иногда в последний момент отказывались от договорённостей, и вся подготовка шла псу под хвост. Своё место для занятий - это была не столько мечта Олега, сколько профессиональная необходимость. И вскоре в его голове созрела идея.

- Изначально хотел просто базу в горах, куда бы можно было без проблем приезжать готовиться. Хоть на день, хоть на неделю. Потом прибавилась мысль заняться организацией активного отдыха для других. А после подумалось, почему бы территорию базы помимо всего прочего не использовать для ведения небольшого хозяйства? Экологически чистые продукты для себя или лучше на продажу - ещё один источник доходов нашему клубу явно не помешает. Так в голове окончательно сформировался проект спортивной агрофермы - места, где можно одновременно отдыхать и заниматься спортом и сельским хозяйством.

Убинка не хуже Мезмая

Начался поиск земельного участка. Олег рассчитывал на окрестности горного посёлка Мезмай в Апшеронском районе, пока однажды ему на глаза не попалось в интернете объявление о продаже права аренды девяти с половиной гектаров сельскохозяйственной земли около станицы Убинской. Прикинул на карте - место понравилось. Всё как хотел - горы, лес, речка и даже дополнительный бонус в виде близости к Краснодару (всего-то 50 километров с «копейками»). Чтобы накопить нужную сумму, пришлось перекредитовываться, занимать, экономить. Деньги собирали год, и всё это время Афанасьев каждый день с тревогой заглядывал на ту интернет-страницу с объявлением, боясь, что опоздал. Но альпинистский бог был на его стороне, и в марте этого года Олег впервые вошёл в ворота фермы как полноправный арендатор.

- Ещё до полного оформления документов на землю мы прикинули поэтапный план развития и, едва поставив последние подписи, приступили к работе. Время - деньги, а лишних денег у нас нет. От того, как быстро мы полностью реализуем свой проект, в принципе, зависит, выживет ли наш клуб.

Работа кипела практически ежедневно. Оставшихся сбережений хватило на покупку металла, дерева и метизов, которые пошли на новые ворота, забор, грядки-короба, беседку на 40 мест и деревянную горку на входе. Из-за экономии средств Афанасьев и члены «Стремления» делали всё сами. Хорошо, что от прежнего владельца на участке осталось несколько сооружений - домик с верандой, вагончик-сторожка и контейнеры. Было где остановиться и хранить материалы и инструменты. А самое важное, что сюда уже была подведена электролиния и пробурена скважина. Правда, местная вода слишком солёная, поэтому питьевую везут с собой в канистрах, а для полива набирают неподалёку в речке.

«Строительство команд» как источник доходов

К середине мая на агроферме была выполнена большая часть запланированных работ, и Олег решил, что пришло время открыть сезон спортивных корпоративов и тимбилдингов. Смысл модного ныне тимбилдинга (или командообразования) в создании и повышении эффективности работы коллектива. Раньше эту роль выполняли посиделки с обязательной выпивкой. На спортивной же агроферме алкоголь практически исключён. Тимбилдинг от «Стремления» - это коллективное выполнение заданий на спортивных снарядах, которое требует от участников ловкости, логического мышления, смелости, командного духа и сплочённости.

- Лет семь назад в наш клуб обратилось руководство одной крупной компании с предложением организовать для их коллектива восхождение на Оштен (гора в составе Кавказского хребта высотой 2737 метров, располагающаяся на территории Адыгеи - прим. ред.). Естественно, за деньги. Мы коммерческими походами в горы раньше не занимались, и вообще в профессиональной альпинистской среде это, мягко говоря, не приветствуется. Но с нашим финансовым положением пренебрегать такой возможностью было нежелательно. С той поры организация горных туров и тимбилдингов стала для нас одним из инструментов заработка.

12 кило - для новичков отлично

В мае произошло ещё одно важное событие. Из Майкопа доставили десять пчелопакетов. По названию агрофермы легко понять, что разведение пчёл и получение мёда изначально входило в планы Афанасьева. В то же время не было опыта пчеловодства и эту науку пришлось постигать методом проб и ошибок через пчелиные укусы.

- Ульи из пенополистирола приобрели заранее. Место под пасеку выбрали подальше, чтобы пчёл ничего не тревожило. Первую качку провели в начале августа - сняли 12 килограммов с семьи. Мне кажется, хороший результат для новичков.

Мёд фасуется в стеклянные банки, на них - фирменные этикетки с названием продукта, географической точкой и годом сбора, личной подписью руководителя фермы и его номером телефона. Теперь все, кто покупает абонементы в скалолазный центр клуба «Стремление», получают в подарок баночку от собственного производителя.

В сентябре «Альпинистский мёд» в прямом и переносном смыслах поднялся ввысь. Спортивная агроферма стала официальным медовым спонсором краснодарской экспедиции в Гималаи, посвящённой 80-летию образования края. Афанасьев был членом команды и угощал своих соратников мёдом из-под Убинской, а поднявшись на вершину восьмого восьмитысячника мира - гору Манаслу, развернул официальный флаг фермы.

Не спортом и мёдом едиными

Мы допиваем чай и отправляемся на экскурсию. Олег рассказывает, где и что он хочет сделать: «Здесь планирую площадку для мини-футбола, тут - скалодром и городок для воркаута, там будет небольшой зарыбленный пруд, а это начали расчищать склон для катания на санях зимой».

Территорию фермы составляют два участка, разделённые между собой полоской земли шириной в несколько десятков метров. На первом находятся основные строения, на втором - пасека, куда мы идём. Дорога к ней - это часть первого тренировочного трека агрофермы под названием «Медовый». Трек недавно включили в проект «Маркированные маршруты России» Российского общества «Знание». Протяжённость маршрута - 2200 метров с перепадом высот 70 метров. Начинается он на автопарковке и в верхней части проходит невдалеке от пасеки. «Считаю, получилось отличное тренировочное кольцо для беговых тренировок, скандинавской ходьбы и просто неспешных прогулок по лесу, - делится Афанасьев. - По-моему, это хорошее вложение в спортивную копилку нашей фермы».

Пять минут в горку с непривычки даются мне тяжеловато. Выходим на небольшую поляну, с которой открывается изумительный вид на Собер-Баш. «Визитная карточка» нашего района как на ладони - от самого подножья в осенней пёстрой раскраске.

- Чистим поляну от зарослей под кемпинг. Установим на ней несколько домиков и деревянные помосты. Сейчас многие горожане стараются на выходных выбраться на природу. Устраивают себе 1-2-дневные походы или на горных велосипедах катаются. Когда мы закончим, люди смогут останавливаться у нас. Кто хочет привычных условий - снимет дом, кого тянет на романтику - поставит палатку. Помосты как раз для них. Кстати, прокат туристических принадлежностей тоже входит в наши планы.

Поднимаемся на высоту 180 метров к ульям. Раньше местность вокруг была совхозным полем с просёлочной дорогой, сейчас всё заросло древесным молодняком и кустами в человеческий рост. «В следующем году буду вырубать и выкашивать, - делится Афанасьев. - Хочу увеличить количество ульев до тридцати, а места маловато. Посею медоносы. В принципе, пчёлам лещины в лесу достаточно, но лишними не будут».

Помимо спортивной и сельскохозяйственной Олег видит в агроферме ещё одну миссию - образовательную.

- Наше сегодняшнее общество - это настоящее общество потребления, которое свои потребности удовлетворяет через магазины. К нам приезжают отдыхать трудовые коллективы, все взрослые люди, но они порой не умеют, на мой взгляд, элементарные вещи. Например, колоть дрова и разводить огонь для шашлыка. «А зачем? - говорят. - У нас же есть готовые угли и жидкость для розжига». Спрашиваю: «У вас же было советское детство, вас этому, что ли, в пионерских отрядах не учили?». «Учили, - отвечают, - но это сложно, а с углями и жидкостью легко». Мы до такой степени упростили себе жизнь, что сталкиваясь с малейшими трудностями, не знаем, что делать. Городские дети думают, что клубника растёт в супермаркете, яйца появляются сами собой, фастфуд - это вкусно... Поэтому мы хотим проводить на агроферме обучающие занятия. Будем учить, как ориентироваться в лесу, как разжигать костёр и готовить на нём еду, как сажать и выращивать овощи. Иными словами, всему, что может затем пригодиться. Поставим загоны и клетки, организуем что-то вроде зоопарка домашних животных, чтобы детвора видела их не на картинках в учебниках, а воочию.

Где взять деньги?

Самая большая проблема, с которой сталкивается Афанасьев, это недостаток финансов. Будь денег больше, и работа бы шла веселей. Но где их взять? В проект и так вкладывается каждая свободная копейка.

- Решил я попробовать получить сельскохозяйственную государственную субсидию - у меня же всё-таки агроферма. Стал изучать условия получения. Читаю: «Разведение товарной рыбы». Нет, не подхожу. «Животноводство» - нет. «Птицеводство» - нет. «Кролиководство» - нет. «Строительство теплиц» - нет. И далее по списку до самого конца. Более-менее соответствовал пункту «Разное», но в нём подвох - на получение субсидии не могут претендовать учредители уже существующих организаций. И я как основатель клуба «Стремление» - в пролёте…

Не оставляя попыток закрыть финансовый вопрос, Олег с «Альпинистским мёдом» вышел на краудфандинговую площадку. Краудфандинг (от английского crowdfunding - прим ред.) - способ коллективного финансирования, основанный на добровольных взносах. Это относительно новое явления для мира бизнеса. К нему обычно прибегают создатели бизнес-проектов, которые не могут найти крупных инвесторов для реализации своих идей. Современная модель краудфандинга подразумевает взаимодействие автора-инициатора, краудфандинговой площадки (специализированного интернет-сайта для анонсирования проектов и сбора средств), а также спонсоров, которые поддерживают проект и получают материальное или нематериальное вознаграждение.

В России самым ярким примером краудфандинга стал художественный фильм «28 панфиловцев», вышедший на экраны в 2016 году. Первоначально деньги на съёмку кинокартины собирали как раз с помощью краудфандинговой площадки (собранная сумма составила более 34 млн рублей), и лишь затем к финансированию фильма присоединился отечественный Минкульт.

К сожалению, этот способ желаемого результата не принёс. Из запланированного миллиона удалось собрать всего тридцать тысяч с небольшим рублей. «В любом случае, это был интересный опыт, - не расстраивается Афанасьев. - Возможно, воспользуемся им ещё раз».

- Жаль, что в нашей стране развитию агротуризма уделяют не столько же внимания, как это делают на Западе, где интересные проекты получают безвозмездную помощь из государственной казны. Таким подходом руководство этих стран решает несколько задач - даёт возможность создавать новые рабочие места, развивает регионы, получает и совершенствует источники налоговых поступлений. У нас же нет ни законов, регламентирующих агротуризм, ни поддержки со стороны государства. Всё держится на частных инициативах и грантах благотворительных фондов и организаций. Конечно, ситуация в последние годы стала меняться в лучшую сторону, у представителей власти появилась какая-то заинтересованность, но когда произойдёт окончательный сдвиг? Я уверен, будь в России сейчас такое же отношение к агротуризму, как за рубежом, агроферма «Альпинистский мёд» имела бы хорошую перспективу получить государственную субсидию на своё развитие…

*    *   *

Несмотря на все трудности Олег не отчаивается. Провожая меня к машине, он продолжает делиться своими планами: «Здесь поставим ещё беседку, тут - летний душ, а в домике откроем лавку, где будем продавать свою продукцию - мёд, чай с травами, сувениры». Я нисколько не сомневаюсь, что Афанасьев своего обязательно добьётся. По-другому у человека со стальным характером, без которого в альпинизме делать нечего, быть не может.

Александр Горяйнов.




Дагестан Ингушетия КБР КЧР Осетия Ставрополь Чечня Адыгея Астрахань Волгоград Краснодар Калмыкия Ростов

Другие новости

Другие новости

Обьявления


Notice: Undefined property: SAPE_client::$_show_only_block in /var/www/www-root/data/www/vestiyuga.ru/c55bf3fc219b9610c2b8abde2d8ed171/sape.php on line 767