Кинолента Теснота (ВИДЕО) молодого режиссера из Нальчика Кантемира Балагова вызвала противоречивые отклики

Кинолента Теснота (ВИДЕО) молодого режиссера из Нальчика Кантемира Балагова вызвала противоречивые отклики

Почему дебют молодого режиссера из Нальчика Кантемира Балагова вызвал столько споров среди его земляков? Откуда взялись нелестные отзывы и неприятие «Тесноты»? – попробовала разобраться постоянный автор sk-news.ru   Ольга Мальбахова, взяв за основу отзывы зрителей и их комментарии в соцсетях.

 

  Художественное полотно делалась специально для конкурса, оно должно было привлечь внимание  европейской  публики (жюри), отсюда в ней полный набор победителя: от   экзотической еврейской темы   на Кавказе   до мотивов «столкновения культур», «традиция vs глобализм», «семья», «Тьмутаракань» и ее обитатели.      Уберите аннотацию, «экзотичность» и «скидки» и попробуйте затем получить отзывы от критиков или   «продать» фильм – он будет не интересен с точки зрения конкурсного отбора. 

         

Думаю, что многим  землякам   Балагова,  было не все равно, что скажет их земляк о родном городе.     Нальчик не сильно обласкан кино и почти любому нальчанину жаль, что автор решил "прославить" родной город именно так. Та "польза", которую он принес "своим",  которые как-бы и "не свои" -  это отдельная тема.   

       

Абсолютно неважно   для зрителя, если это не его жизнь, честное кино  или нет. Тут художник в своем праве: захотел - нашел деньги - сделал.   Режиссер  может хоть заново переписать историю или придумать свою – это его дело. Он может снять мистификацию - опять-же его дело. Речь не об этом.   Кантемир Балагов     в одном из интервью признался:  «Я и до всего этого не чувствовал себя кабардинцем, у меня нет никакой привязанности к этим традициям, к этой культуре. Я же даже кабардинского языка не знаю».  Не чувствует-то не чувствует, но старательно обратился к зрителю с первых кадров: «Я – кабардинец из Нальчика», то есть,   как-бы: «Я – инсайдер, верьте мне!»       

Как говорят дети:   «Это  нечестно». Зачем же ты называешь себя кабардинцем, если ты отвергаешь «эту культуру», если ты  считаешь себя «не из этого племени»?    

Наверное,   поэтому у автора фильма  достаточно отстраненный взгляд на события, без сильных эмоций, и   наверное, именно поэтому и в персонажах не чувствуется нерв, который в местных еще ох как есть.   А ведь  настоящее   не появляется в искусстве (да где угодно) без страсти!    Молодой человек так публично отрекается от корней, которых он даже не знает... Может, причина в незнании? Ведь если бы он знал всю глубину своих корней или хотя бы пытался узнать философию своего этноса, он бы наверняка не отмахивался от  «своих» - не рубил бы с плеча. Думающий, ищущий созидающий серьезный  режиссер не может себе такого позволить.     

         

Автор не застал в сознательном возрасте другого Нальчика и явно не любит его. Возможно, сегодня это и справедливо - сложно любить город, где молодежь не может найти достойную работу со всеми вытекающими последствиями. Тем не менее, по словам тех, кто жил здесь в 90-х,  Нальчик – это город со своим гением места. Один из местных жителей, живущий сегодня за пределами родной республики,  вспоминает: 

         

«Еще не встречал нальчанина, причем, не важно: черкеса, русского, еврея, немца, армянина или корейца, который с теплом не вспоминал бы этот город и не был бы ему даже дистанционно лоялен. Такое сильное обаяние местечка не часто встречается. Почти все эти люди продолжали возить детей в Нальчик, пока там оставалось к кому. Почти все они утверждали, что никуда бы не уехали из Нальчика, если бы там была работа (кстати, это прямая цитата из прославившегося посмертно нальчанина  – Магнитского  Сергея Леонидовича, но так же говорили многие).  

Автор не смог преодолеть моего недоверия к рассказанной им истории, именно потому, что я - то помню, как было дело, особенно там, где он локализовал действо, и именно в то время. И помню отнюдь не ребенком или оторванным от «движений» человеком.   И я не знаю с какими «традициями» он там «борется». Традиции ушли с поколением, родившимся до двадцатых годов прошлого века, и как цельная система уже не существуют. Хотя в некоторых фамилиях еще есть мужчины, способные взвалить на себя ответственность за выживание семьи и рода.   К радости тех, кто «борется», их все меньше. Когда они исчезнут, там останется только сброд. И тогда о сброде можно снять еще один фильм, написав в начале его: «Я – кабардинец из Нальчика». 

 

Снафф-видео — короткометражные фильмы, в которых изображаются настоящие убийства, без использования спецэффектов, с предшествующим издевательством и унижением жертвы.

В некоторых европейских странах снафф-видео запрещены. При этом, как показ, так и просмотр – это уголовно-наказуемое деяние. Тем не менее, автор решил усилить свое повествование сценой отрезания головы российскому солдату в Чечне. 

         

Отрезанные головы, уши и прочие части тела сопровождают любую войну с обеих сторон. Даже если какая-то из сторон к началу боевых действий отличается от оппонента в нравственном плане, в ходе длительного взаимного насилия все выравнивается – так  показывает история.  Например, Донбасс показал, что никакой уникальной жестокости в Чечне не было. В чисто славянском регионе происходили практически все те же колоритные мерзости, потому что колоритные мерзости, в большинстве своем, типичны для обывателей, попадающих в ситуацию войны.  Поэтому этот сомнительный прием Балагова –   со вставкой снаффа –   явно исказил представление о происходящем в 90-е, благодаря избирательности цитирования документов той эпохи. Режиссер не врал, но показывал не все, а потому искажал.

 

Вот это и есть непрофессионализм:  с таким же успехом режиссер мог бы вставить в ленту  порно, переведя  его в иную категорию и для куда более узкой аудитории.  Как и порно, снафф был совершенно лишним  –   в кино хватает выразительных средств, чтобы пропустить через фильтр и подать зрителю картинку каких угодно зверств без излишнего натурализма.

       

Неужели кроме темы насилия на Кавказе ничего больше нет? Нам больше нечего предложить?  Кто ж забудет чеченскую войну и ее последствия, бои в Грозном, его руины, несчитанное количество убитых ?  И про воровство людей, что на Кавказе, что в Москве, многое можно вспомнить, включая, конкретно  Чечню.  Неужели нам, которым тогда было по 25 лет и больше, нечего про это рассказать? Или мы знаем меньше?  Это не так.

             

У   картин мастеров всегда есть планка, ниже которой нельзя падать.   И работы тех,  кто ниже -   неинтересны, кто-бы их ни снимал. Это как творчество любимого ребенка: родителей умиляет, но в Лувре не висит.

         

Фильм Кантемира Балагова «Теснота» отметили призом ФИПРЕССИ в Каннах и наградой за Лучший дебют на «Кинотавре».  Однако, не стоит забывать, что  главная  награда Канн   -  Пальмовая Ветвь.  Балагов же  шел по линии "Особый взгляд" и получил приз от прессы. В Каннах много призов, но только Ветвь - это настоящие Канны. Тем не менее,  кинолента 26-летнего  выпускника школы  Сокурова «выстрелила»  и  нам стоит его с этим поздравить.   




Дагестан Ингушетия КБР КЧР Осетия Ставрополь Чечня Адыгея Астрахань Волгоград Краснодар Калмыкия Ростов

Другие новости

Другие новости

Обьявления