Пора метать икру — как работает донорство яйцеклеток

Пора метать икру — как работает донорство яйцеклеток

Здесь и далее фото - "Большая деревня"

Помочь не удалось — это слишком бы усложнило наши и так непростые взаимоотношения, а связывать себя тяжелыми кармическими узами как-то не хотелось. Зато я решила сделать это анонимно.

Пришла в чистенькую сверкающую клинику, надела голубые бахилы и послушала длинную инструкцию наманикюренной ресепшионистки о том, как пройти в зал ожидания. В зале мне не пришлось слишком долго глазеть на дорогое и бессмысленное дерево-фонтан с рыбами-птицами, потому что вскоре меня пригласили в кабинет доктора.

Процесс сдачи яйцеклеток совсем не прост, потому что включает в себя множество анализов, бесед, встреч и проверок.

Во-первых, женщине не так просто, как мужчине, отдать то, что потом принесет потомство. Яйцеклетки зреют в яичниках, и вытащить их оттуда можно только посредством специальной операции при помощи острой иглы.

Во-вторых, в месяц у здоровой женщины зреет лишь одна яйцеклетка, а этого мало для массовой репродуктивной индустрии. Поэтому приходится колоть в живот гормоны, которые сказываются на настроении, уровне энергии — и в целом обладают непредсказуемыми последствиями. 

В-третьих, клиника должна убедиться, что вы соответствуете формальным критериям донора (до 30, со своими детьми), психологически готовы к процессу и адекватно воспринимаете ситуацию, что у вас достаточно яйцеклеток, и что у вас нет венерических и генетических заболеваний. Причем повторное донорство не делает эту процедуру нисколько проще.

Я знала, что это все сложно и энергетически затратно.

Бегая по клиникам и обследованиям, невозможно быть занятой на постоянной работе. При этом вознаграждение (50 или, в лучшем случае, 60 тысяч рублей) уступает зарплате на хорошей работе в столице, и не окупает рисков для здоровья.

Мне было бы глупо делать это из отчаяния или безденежья: моя работа позволяет мне за один день получить гонорар, равный донорскому. Во мне горело что-то другое.

Ведь главная цель человека, как ни крути, — это самовоспроизводство. Даже если мы не делаем мир лучше, мы как минимум функционируем в качестве биологического переносчика генетического разнообразия человеческой расы в далекое и светлое будущее. У одних эта потребность к размножению выражается на интеллектуальном, у других — на инстинктивном уровне.

Мною движет, видимо, и то, и другое. Счастливая мама прекрасного чада, я не могу спокойно остановиться на достигнутом. Однако заново взять на себя все тяготы материнства я не готова, поэтому для меня есть легкий способ: стать донором.

Можно назвать это «кукушечьим инстинктом». Подсаживать свой генетический материал к другим — и пусть они заботятся о получившемся потомстве. А я еще и получу гонорар. Возможно, потом будущий ребенок вырастет и найдет меня.

В Европе это совершенно легально, и даже обязательно: при достижении 16-летия отпрыск получит конверт, где будут значиться все данные генетической матери. В России все не так, но можно полагаться на чудо. Чудо — это единственное, на что у нас можно полагаться.

Есть два способа донорства: открытый и анонимный. Открытый — это когда рецепиент и донор сами находят друг друга через специальные форумы или группы в соцсетях. Обе стороны должны удостовериться, что полностью устраивают друг друга (иногда группа крови и цвет глаз донора являются решающими, а вовсе не интеллектуальное развитие и чистая от наследственных болезней генетика, как стоило бы полагать).

Казалось бы, открытый способ имеет все преимущества: донор впоследствии может проследить судьбу зачатого ребенка. Можно ходить в гости и наблюдать, как малыш ползает, ходит, говорит, растет. Но этот способ обладает и недостатками: это эмоционально тяжело — знать, что есть ребенок, который одновременно твой и не твой. Есть все шансы для драм, достойных «Санта-Барбары».

Поэтому проще, удобнее, быстрее и отчасти эмоционально безопаснее — это анонимный способ. Родители никогда не смогут узнать, кто был донором. Останется довериться формальной проверке клиники, что это не наркоманка, не психбольная.

Но и у донора не будет никаких шансов внедриться в семью, следить за жизнью чада. Может быть, это будет нобелевский лауреат, а может серийный убийца. Отчасти и донору проще. Клетка с возу — кобыле не нужно думать и терзаться.

Я сдавала клетки тем и другим способом. Когда опубликовала объявление на международном форуме, ко мне обратилось множество пар, чаще всего — восточного происхождения. На Востоке невозможность иметь детей — это как уродство и проклятие для женщины. Муж может покинуть жену или обзавестись второй, если его первая супруга неспособна к деторождению.

Донора они оценивают как при покупке жеребца. Чтобы была хорошая кожа, зубы, задница.

В случае открытого донорства клиника не участвует в перепродаже яйцеклеток и сумма гонорара обсуждается между двумя сторонами. И здесь есть риск наткнуться на того, кто будет торговаться за каждую копейку или в итоге не заплатит совсем. Были у меня и такие.

Были те, кто сам сидел на пособии по безработице, но кто хотел сделать братика или сестренку для своей приемной дочери.

Или мужчина, который хотел пригласить меня в качестве донора и одновременно суррогатной матери, а потом сказал, что также хочет бросить свою замкнутую жену, и сделать меня полноправной матерью своего потомства.

Были, кто предлагали взамен донорства бесплатные автоуроки и чистку компьютера.

Были те, кто бесконечно сомневался, и звонил мне десятки раз, днем и ночью, и в итоге в последний момент отказывался.

Были те, кто были настроены фанатично: приглашали меня на ужины, дарили подарки, совмещали фотографии меня и мужа в детстве, а потом кричали, что я тварь неблагодарная, и отношусь к такому трепетному делу как к чистому бизнесу и требую своих денег.

Поэтому договор с клиникой, хоть и приносит меньше денег, гораздо менее энергозатратен. Там все чисто, спокойно и по-деловому. Без полуночных разговоров в шаурме.

Российские клиники пользуются спросом на международном рынке — после Кипра и Испании. Цены там невысокие, а правила (например, возрастные рамки для рецепиента) — не такие жесткие, как в Европе. На доступ в банк у нас доноров нет многолетних очередей, какие выстраиваются в процветающих странах, где донорам запрещены гонорары. Российский рынок яйцеклеток пестрит рекламой для привлечения новых доноров. И процесс донорства упрощенный, и в общей сложности может отнять всего пару недель, а не несколько месяцев, как в других странах.

Психолог долго меня заваливала расспросами. Привязана ли я к собственным яйцеклеткам? Отношусь ли к ним как к личностям? Ну что вы! Это же просто биологический материал. И если я их не использую, каждый месяц они смываются в унитаз.

Так я несколько раз оказывалась гинекологическом кресле с подъемной спинкой, чтобы из меня иглой достали то, от чего, я надеюсь, скоро появятся дети. С другой стороны, шутят врачи, это еще и способ получить легальную морфиновую дозу. Целый день в сладком тумане, смеешься по пустякам и любишь всех вокруг, а потом просто спишь.

Выглядят яйцеклетки на экране монитора как большие перекатывающиеся пузырики или икринки в банке с красной икрой. В итоге, вместо одной яйцеклетки в месяц организм под воздействием лекарств начинает готовить с десяток.

«Ты это у меня дома не оставляй, а то у меня лампы откладывать яйца начнут», — прокомментировал мой друг.

На самом деле яйцеклетки крошечные, и им нужна забота — например, в день пункции нельзя использовать парфюм — яйцеклетки не переносят любой химии.

В итоге идея размножить себя искусственным способом хоть и не очень выгодна по соотношению деньги/время/риски, но невероятно интересная.

А что, если яйцеклетки здоровой и красивой женщины заморозить? На случай, если человечество через сто лет обнаружит себя пораженным неизлечимым генетическим вирусом или мутирует под воздействием фастфуда и микроволновок? Тогда — вуаля! — достаем из морозильника здоровых мальков-сперматозоидов, запускаем их в икринку, и машина времени вернула генетику человечества на сто лет назад.

А кто из богатых отказался бы купить сейчас яйцеклетку Мерилин Монро или сперматозоид Шекспира? Почему-то до сих пор медицинская индустрия не додумалась до такого бизнеса, выгодного для будущего. 




Дагестан Ингушетия КБР КЧР Осетия Ставрополь Чечня Адыгея Астрахань Волгоград Краснодар Калмыкия Ростов

Другие новости

Другие новости

Обьявления