У соцстраха глаза велики. Фонд социального страхования стал чаще выявлять мошеннические схемы

У соцстраха глаза велики. Фонд социального страхования стал чаще выявлять мошеннические схемы

В "Российской газете" прошел "Деловой завтрак" с руководителем ФСС Андреем Кигимом. Он ответил и на вопросы "РГБ".

-  Андрей Степанович, недавно премьер-министр Дмитрий Медведев заявил о необходимости ввести для самозанятых уплату стоимости патента и страховых взносов через систему "одного окна". Каким образом эта инициатива может быть реализована?

- Это очень сложная проблема - что делать с самозанятыми. В целом ряде стран самозанятые являются отдельной группой населения, которая не платит государству, но и государство не оказывает им помощи. У нас в стране основная идея работы с этой группой идет от желания сделать модель пенсионной системы сбалансированной и справедливой. Поскольку денег самозанятые зарабатывают минимум, то, соответственно, доплачивать за них придется государству или крупным компаниям. Мы считаемся социальным государством, которое потому и социальное, что заботится обо всех. Это правда. Но только и люди взамен должны что-то делать. Либо должны получать минимальный набор услуг от государства, либо должны платить взносы в полном объеме.

Я бы предпочел этот вопрос прокомментировать на примере трудовых мигрантов. Для этой категории введен такой платеж в наш фонд, потому что их много, эти люди работают и получают травмы, они болеют, лечатся.  Следует отметить, что мигрант не имеет права устроиться на работу, если у него нет полиса ДМС. В ФСС мы сделали тариф 1,8% от заработка по временной нетрудоспособности и будем оплачивать потерю заработка из-за болезни.  Посмотрим, что из этого получится. Это первый шаг. После него будет понятно, надо ли в области соцстрахования распространять эту практику на другие категории граждан, в том числе на самозанятых.

- Сейчас в правительстве обсуждается вопрос передачи администрирования страховых взносов налоговой службе. Насколько такой вариант развития событий действительно возможен и почему он встал на повестку дня именно сейчас?

- Всегда есть желание оптимизировать систему, чтобы она лучше выполняла свои функции для государства и населения. С точки зрения эффективности работы я могу сказать, что у нас собираемость 99%, и технически Пенсионный фонд, ФНС и мы работаем примерно одинаково. В международной практике есть разные модели.

Например, в Германии взносы на медицинское страхование, пенсионное страхование, страхование от безработицы, страхование на случай банкротства работодателя собирают больничные кассы, а взносы на страхование от несчастных случаев администрирует организация DGUV, аналогичная нашему ФСС. В США все собирает налоговая служба, а социальные программы реализует социальное агентство (SSA), которое ведет учет всех федеральных социальных обязательств. Мы беседовали с представителями Международной организации органов социального обеспечения (МАСО). Их эксперты считают, что страны, в которых есть две модели сбора средств, без крайней нужды сложившуюся систему не ломают, для того чтобы не ухудшить собираемость этих средств. Но какое бы решение ни было принято, мы будем его выполнять.

-  Технически сложностей с передачей администрирования взносов в ФНС нет?

- Сейчас в Фонде действуют два механизма: зачетный и прямые выплаты (пилотный проект). Зачетный механизм предусматривает уплату страховых взносов страхователем за вычетом произведенных им расходов на выплату пособий. Пилотный проект по прямым выплатам предусматривает уплату страхователями страховых взносов в полном объеме, назначение и выплату пособий застрахованным лицам непосредственно территориальными органами Фонда (сейчас действует на территориях 10 регионов). При зачетном механизме обязанность по выплате пособий возложена на страхователя. Страхователь отчитывается перед Фондом по выплаченным пособиям и по перечисленным страховым взносам. Поскольку зачетный механизм действует на большей территории России, то в случае передачи администрирования взносов в ФНС налоговым органам будет достаточно сложно вести учет полноты уплаты страховых взносов.

-  Минтруд недавно опубликовал законопроект с повышенными штрафами за "серые" зарплаты. Причем штраф считается процентом от суммы страховых взносов, подлежащих уплате. По сути, нужно провести сначала расследование для установления размера сокрытой зарплаты. Может ли быть реализован такой механизм в реальности?

- Все страны борются за легализацию зарплаты. Мы были в Сочи на IX Съезде Федерации независимых профсоюзов России. Там обсуждался вопрос, что нужно бороться против двух вещей: против "серых" зарплат и рабского труда. И по данным генерального секретаря Международной конфедерации профсоюзов Шаран Барроу, чуть ли не 1% от всего рабочего класса в мире - это рабский труд и 40% - это "серые" схемы. "Серые" схемы опасны тем, что когда люди экономят на налогах, они получают повышенную доходность сегодня, но в старости они могут столкнуться с недостатком средств для своей социальной защиты. Не важно, будет это пенсия, страховка по травме или больничному. Один из способов работы в этой части - электронный учет централизованного ведения трудовых договоров, и сегодня, возможно, государство в состоянии позволить себе такой электронный сервис. И начать нужно с малого. Если в рамках проверки окажется, что по сданным справкам на предприятии работает 100 человек, а по факту числится 120, то кто-то должен за этих 20 человек заплатить. Поэтому очень важны каналы обратной связи с людьми. "Горячая линия" позволяет сегодня на такие случаи жаловаться. Но люди, которые работали в "сером" секторе, должны не бояться об этом рассказать, и они должны понимать, что за это их не будут потом преследовать и они не попадут в "черный список" у других работодателей. Направление движения за реализацию всех этих принципов очень правильное, у Роструда, Минтруда многолетний опыт, и думаю, что механизмы будут найдены.

- А система штрафов в борьбе с "серыми" зарплатами эффективна?

- Тут выбор небольшой: штрафовать или сажать. Я сторонник все-таки для крупных и средних предприятий использовать штрафы. Для малых я даже не знаю, как должна выглядеть эта модель. С одной стороны, у малого предприятия должны быть послабления, но такие, чтобы они не позволяли обманывать государство. Помните, как русские эмигранты в свое время обманывали американское правительство, когда приезжали в Нью-Йорк? Сейчас все подзабыли эти схемы. По американскому законодательству три месяца можно было работать в малом бизнесе, не получив лицензию и не выплачивая налоги. Предприниматели открывали автозаправку, всем проверяющим показывали письмо о том, что они только открылись. Три месяца работали, потом закрывались и открывались снова. И оказалось, что отделить риск предпринимательства от мошенничества очень тяжело. У Фонда была аналогичная ситуация, когда работодатели создавали искусственные ситуации. На работу принимались беременные женщины, которые должны были уходить в декрет через 3 месяца или даже 1 месяц, были случаи работы этих женщин несколько дней, в результате пособия по беременности и родам выплачивалось в завышенном размере. Мошеннические схемы стали часто выявляться региональными отделениями Фонда, известны также случаи, когда организации создавались для принятия на работу только женщин на поздних сроках беременности. Эти обстоятельства повлекли необходимость внесения изменений в законодательство. В 2011 году были приняты изменения в законодательстве, касающиеся периодов расчетов, что исключило мошенничество. По вопросам малого бизнеса нашим партнером выступает "ОПОРА России", и мы находимся в постоянном диалоге.

-  Почему ФСС не действует как институциональный инвестор? Когда он начнет вкладывать свои средства в инвестиционные проекты, в частности, в социальной сфере?

- Мы размещаем свои деньги только на депозиты в банки. Вкладываются они на основании постановления правительства. Ежегодно правительство определяет порядок формирования, размещения и расходования резерва средств на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Сегодня речь идет о 83 млрд руб. И мы вкладываем только те деньги, которые, по сути, являются страховым резервом при страховании от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний.

-  А что насчет средств, которые у Фонда социального страхования остаются по страхованию по болезни?

- Мы только приступаем к дискуссии, нужно ли их вкладывать. Но все-таки я лично сторонник инвестирования по принципу покупки государственных бумаг. К размещению средств я отношусь аккуратно. Для нас важнее не потерять средства, чем получить доходность. А вот что касается инвестиционных проектов, то у Фонда есть 12 реабилитационных центров, которые предназначены для медицинской и трудовой реабилитации. Сейчас мы работаем над повышением качества работы этих центров, считаю это хорошей инвестицией. В этом направлении мы активно работаем с Минтрудом, Минфином, комитетами по социальной политике Госдумы и Совета Федерации. Также активно ведем диалог с нашими зарубежными коллегами. В прошлом году в Фонд приезжали коллеги из аналогичного нашему Фонда из Германии, высоко оценили уже проделанную работу, будут нам сейчас помогать.

 

Ирина Голова

Материал читайте по ссылке:   http://www.rg.ru/printable/2015/06/02/kigim.html




Дагестан Ингушетия КБР КЧР Осетия Ставрополь Чечня Адыгея Астрахань Волгоград Краснодар Калмыкия Ростов

Другие новости

Другие новости

Обьявления